vena45 (vena45) wrote,
vena45
vena45

Categories:

Теория заговора: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ. Часть 2

Теория заговора:
МИФЫ  И  РЕАЛЬНОСТЬ

Александр Тимофеев



В газете "Служу Отчеству!" был приведен цикл замечательных статей Александра Тимофеева на основе анализа громадного количества новостей мировой экономики и политики. В мире ничего случайно не происходит. Именно к такому выводу пришел и автор статей, скрупулезно прозондировавший деятельность основных игроков на мировой арене, в частности кланы Ротшильдов, Рокфеллеров и пр. еврейских денежных мешков.

От автора: Так уж случилось, что рассуждения о «теории заговора» многие воспринимают как параноидальный бред, не удосужившись, однако, при этом хотя бы попытаться задуматься о том, нет ли во всем этом бреде рационального зерна.  Именно поэтому и появилась данная статья – как попытка объективно взглянуть на «теорию заговора».


2. ТЕОРИЯ ЗАГОВОРА:
МИРОВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО ИЛИ ЕДИНСТВО
И БОРЬБА ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ

Разумеется, не одни только Ротшильды и Рокфеллеры обладают влиянием на мировой арене. Как уже стало ясно из вышеуказанного, довольно серьезными, хотя и не столь сильными, позициями располагают и другие финансово-промышленные группы – те же Морганы, Меллоны, Куны, Лоебы, Варбурги и т.д. Кроме того, следует учитывать, что все эти финансово-промышленные группы, каким  бы влиянием они не обладали, вынуждены считаться и с интересами политических элит стран, в которых они имеют свои интересы.  Такова данность – можно стремиться к тому, чтобы контролировать все и вся, но осуществить этот на практике невозможно, слишком уж много факторов оказывают влияние на развитие ситуации и расстановку сил, включая тех же конкурентов.  Поэтому вполне естественно, что сильным мира сего необходимо договариваться о «правилах игры» и обсуждать насущные проблемы, вырабатывая общую политику по тем направлениям, которые отвечают общим интересам. И в этом нет ничего странного. Ведь ни для кого не удивительно, что практически все представители мировой бизнес элиты знают друг друга в лицо, одеваются у одних и тех же кутюрье, их дети ходят в одни и те же школы, а позже учатся в одних и тех же университетах.  Хотя между ними есть множество различий, объединяет их единая система ценностей, которые они хотят защищать.  И это как раз то поле, на котором они все играют в одни ворота.  Именно поэтому не стоит удивляться тому, что сильные мира сего регулярно проводят встречи, обсуждая и решая насущные политические и экономические вопросы.  И вполне естественно, что эти встречи, а тем более их содержание они не хотят афишировать.  Поэтому следует отличать различные саммиты и им подобные открытые для прессы официальные мероприятия от встреч, на которых действительно обсуждаются и решаются глобальные проблемы.  Итоги же этих неформальных посиделок впоследствии преподносятся миру в качестве решений «Большой двадцатки» и подобных саммитов.  И не стоит этому удивляться: финансово-промышленные группы существуют уже более 100 лет, тогда как правительства и президенты меняются регулярно.

Наиболее ярким примером «саммита сильных мира сего» является так называемый Бильдербергский клуб.  Даниэль Эстулин в своей книге «Кто правит миром? или вся правда о Бильдербергском клубе» пишет, что это сообщество знатных американцев и европейцев впервые собралось в 1954 году — и было названо по имени отеля, в котором проводилось это собрание. С тех пор общество регулярно собиралось в засекреченных местах для решения вопросов устройства политического и экономического будущего всего мира. Высокий статус членов общества и приглашенных ораторов, а также высочайший уровень обеспечения безопасности и секретности их регулярных встреч вызывают в воображении образ тайной политической клики, управляющей миром. Причиной основания этого общества является мысль о том, что выдающиеся граждане с обоих берегов Атлантики могли бы собираться вместе раз-два в год, чтобы провести в неформальной обстановке открытые дискуссии с целью прояснить любые недоразумения и разногласия, возникающие в ходе деятельности Атлантического альянса. В 1952 году бывший офицер польской военной разведки, Джозеф Ретингер, предложил принцу Бернарду, главе Нидерландов, идею подобных собраний. В то время в Европе усиливались антиамериканские настроения не только в кругах либералов, но также и среди большинства населения, и необходимо было принять какие-то меры для укрепления позиций Запада ввиду угрозы коммунизма. Создавалось четкое ощущение, что Европа действует нерационально перед лицом американской военной и экономической поддержки в виде НАТО и плана Маршалла.

Принцу Бернарду понравилась предложенная идея, и он организовал проведение конфиденциального исследования среди своих знакомых политиков из других стран с целью получить два противоположных политических мнения из каждой европейской страны. На основе этого исследования Бернард и Ретингер составили своего рода резюме и послали его конфиденциально некоторым друзьям принца в Америке. Как только новый президент Эйзенхауэр был инаугурирован и обосновался в Бегом доме, принц Бернард приехал в Вашингтон и нанес визит своему старому другу Уолтеру Беделлу Смиту - директору ЦРУ. Смит перенаправил его в недавно сформированный Комитет по государственной торговой политике. Этому комитету было поручено выработать американский ответ на европейскую критику. Одним из тех, на кого была возложена эта обязанность, был Дэвид Рокфеллер.  Встреча участников состоялась в мае 1954 года в отеле «Бильдерберг», возле города Арнхем в Голландии. Эта группа, состоящая из государственных деятелей, финансистов и ученых, совещалась три дня, окруженная телохранителями и защищенная от прессы. Они дали торжественную клятву не придавать огласке ничего из того, что будет обсуждаться на собрании, и эта конфиденциальность позволила им выражать свои истинные мнения и чувства. Европейцы были озабочены тем, что консервативная Республиканская партия впервые за 20 лет победила на выборах, и теперь в Белом доме заправлял военный. Разглагольствования сенатора Мак-Карти и слухи о нетерпимости его антикоммунистических последователей достигли американских посольств в странах Европы. Европа всерьез опасалась того, что Америка превратится в фашистское государство: за последние несколько десятилетий европейские критики повидали достаточно много, чтобы сразу обнаруживать первые признаки фашизма.

Представитель от США С. Джексон получил возможность объяснить поведение сенатора Мак-Карти: весь его феномен сводился к несдержанности речей и недостатку партийной дисциплины. Джексон также предсказал то, что позже действительно сбылось: «Умрет ли Мак-Карти от пули наемного убийцы либо будет устранен естественным способом удаления нарывов с тела политики в любом случае я готов поручиться, что ко времени нашего следующего собрания он уже не будет играть никакой роли на американской сцене». То, как стремительно Мак-Карти впал в немилость, убедило европейцев в том, что первое собрание прошло недаром, и были запланированы ежегодные конференции; этот порядок не нарушается уже более 50 лет. Бильдербергеры снимали целый отель в засекреченном месте и окружали его плотным кольцом охраны. Главы государств и будущие главы государств посещали эти собрания, а пресса из кожи вон лезла, чтобы собрать хоть какую-то информацию об этих мероприятиях.

Для понимания происходящего на конференциях бильдербергеров нужно всегда помнить о том, для чего было созвано первое собрание — дать возможность американцам ознакомиться с европейской критикой их международной и экономической политики. Однако не всегда критика была односторонней: в год Суэцкого кризиса, в 1956 году, когда Франция и Великобритания предприняли попытку вернуть себе контроль над Суэцким каналом, национализированным президентом Египта Насером, это вызвало серьезную вражду между американскими, британскими и французскими делегатами. И все же, в общем и целом, американцы всегда чувствовали себя вынужденными защищать политику своего государства, и поэтому разница между дискуссиями в начале эры бильдербергеров и самыми недавними прениями по поводу военных действий в Ираке невелика. В 2002 году бильдербергеры встречались в городке Шантильи, штат Вирджиния, близ Вашингтона. Европейцы выражали свой гнев по поводу приготовлений США к войне в Ираке. Министр обороны США Дональд Рамсфельд пообещал делегатам, что в этом году война не начнется; это обещание он сдержал, однако война началась в следующем году. В 2004 году собрание проходило в пятизвездочном Гранд отеле Дезиль Борроме в городе Стреза, в Италии, и европейцы выражали гневный протест против кровопролитных оккупационных действий американских войск в Ираке. Эти претензии европейцы высказывали наряду с публичным осуждением американских военных действий в Ираке в ООН. Бильдербергеры настаивали на том, чтобы ООН получила более значимую роль в подавлении всех возможных в будущем вспышек насилия.

Постоянные участники Бильдербергского клуба – это Рокфеллеры, Ротшильды, Генри Киссинджер, Збигнев Бжезинский, и другие подобные люди с европейской стороны. Постоянных участников насчитывают около 80 человек, а всего собрание из приглашенных составляет чуть более 300 человек. На собраниях клуба присутствуют практически все главы европейских государств, видные политики, директора крупных банков, компаний, как со стороны Европы, так и со стороны США. Все генеральные секретари НАТО были членами Бильдербергского клуба.

Наиболее лучшим образом описано влияние Бильдербергского клуба на мировую политику и экономику у Уильяма Ф. Энгдаля в книге «Столетие войны: англо-американская нефтяная политика и Новый мировой порядок». Это описание того, как американцам необходимо было повысить спрос на доллар в мире, чтобы восстановить экономику после небольшого кризиса. Для того чтобы в мире вырос спрос на доллар, необходимо чтобы основные поставщики нефти в мире повысили цены на нефть, расчеты за которую производились в долларах. А чтобы страны ОПЕК произвели это повышение, нужно было их каким-то образом к этому склонить. Поводом для этого стала война Судного дня и последовавшее нефтяное эмбарго: «В мае 1973 года, когда драматическое падение доллара еще было свежим воспоминанием, группа из 84 человек, входящих в мировую финансовую и политическую элиту, собралась в Швеции на уединенном островном курорте Сальтшёбаден, принадлежащем шведской семье банкиров Валленбергов. Это собрание Бильдербергской группы заслушало выступление американского участника, в котором тот изложил «сценарий» неизбежного пятикратного увеличения нефтяных доходов ОПЕК. Целью секретной встречи в Сальтшёбадене было не предотвращение ожидаемого шокового повышения цен на нефть, а, наоборот, планирование управления ожидаемым притоком нефтяных долларов, планирование процесса «вторичной переработки нефтедолларов», как впоследствии выразился госсекретарь Киссинджер. Американец, выступивший на Бильдербергской встрече, посвященной «атлантическо-японской энергетической политике», высказался вполне определенно. После утверждения о том, что в будущем мировые потребности в нефти будут обеспечиваться небольшим количеством стран-экспортеров Ближнего Востока, докладчик пророчески заявил: «Цена этого импорта нефти многократно возрастет, со сложными последствиями для баланса платежей стран потребителей. Серьезные проблемы возникнут в связи с беспрецедентным количеством иностранной валюты, накопленной такими странами как Саудовская Аравия и ОАЭ». Докладчик добавил: «Происходит полная перемена в политических, стратегических и силовых отношениях между международными нефтяными компаниями нефтедобывающих и импортирующих стран и национальными нефтяными компаниями добывающих и импортирующих стран». Затем он привел оценки для роста нефтяных доходов ближневосточных стран-членов ОПЕК, которые означали рост на более чем 400 %, уровень, который Киссинджер вскоре потребовал от шаха Ирана.

В том мае в Сальтшёбадене присутствовали Роберт Андерсон из Atlantic Richfield Oil; лорд Гринхилл из Бритиш Петролеум; сэр Эрик Ролл из S.G. Warburg, создатель еврооблигаций; Джордж Болл из инвестиционного банка Lehman Brothers, человек который лет за десять до того в качестве помощника госсекретаря посоветовал своему другу-банкиру Зигмунду Варбургу создать рынок еврооблигаций в Лондоне; Дэвид Рокфеллер из банка Chase Manhattan; Збигнев Бжезинский, вскоре ставший советником по национальной безопасности при президенте Картере; среди прочих присутствовали итальянец Джанни Аньелли (глава автомобильного концерна Фиат) и немец Отто Вольф фон Амеронген (глава концерна Отто-Вольф, первый немец, вошедший в совет директоров Эссо, возможно, самый влиятельный финансист в послевоенной Германии). Генри Киссинджер являлся регулярным участником на Бильдербергских собраниях. В том мае влиятельные люди из Бильдерберга, очевидно, решили начать грандиозное наступление против мирового индустриального роста, для того чтобы склонить чашу весов в пользу доллара и англо-американских финансовых кругов. Чтобы этого достичь, они выбрали свое самое знаменитое оружие – контроль за мировыми потоками нефти. Политикой Бильдерберга было вызвать глобальное нефтяное эмбарго, что привело бы к драматическому взлету мировых цен на нефть. Начиная с 1945 г., мировая торговля нефтью обычно велась в долларах, поскольку на послевоенном рынке доминировали американские нефтяные компании. Резкое повышение мировой цены на нефть, таким образом, означало в той же степени стремительное увеличение спроса на доллары США, необходимые для оплаты этой нефти.

Ранее никогда экономические судьбы всего мира не контролировались таким узким кругом интересов в центре в Лондоне и Нью-Йорке. Англо-американские финансовые круги решили использовать свою нефтяную власть способом, который никто не мог даже предположить. Как они верно рассудили, именно возмутительность их замысла играла им на руку. План, принятый на совещании бильдербергеров, начал приходить в действие: Египет и Сирия вторглись в Израиль 6 октября 1973 года, начав войну известную под названием «Война Судного дня». Несмотря на популярные изложения, «Война Судного дня» не была простым результатом просчета, промаха или арабского решения нанести военный удар по государству Израиль. Вся совокупность событий вокруг начала октябрьской войны была срежиссирована Вашингтоном и Лондоном, с эффективным использованием дипломатических тайных каналов, созданных Генри Киссинджером, советником по национальной безопасности в администрации Никсона.

Киссинджер, в сущности, контролировал линию поведения и ответы Израиля через своего близкого друга Симху Диница, израильского посла в Вашингтоне. Кроме этого, Киссинджер культивировал каналы на египетскую и сирийскую сторону. Его методом было просто неправильно представить каждой стороне критические сведения о другой, так чтобы гарантировать войну и последующее арабское нефтяное эмбарго. Данные американской разведки, включающие перехваченные переговоры арабских официальных лиц и подтверждающие приготовления к войне, были надежно скрыты Киссинджером, к тому времени ответственного за разведку у Никсона. Война и события за ней последовавшие, печально известная «челночная дипломатия» Киссинджера, шли по сценарию Вашингтона, в точном соответствии с Бильдербергскими тезисами Сальтшёбадена в предыдущем мае, примерно за шесть месяцев до начала войны. Арабские нефтедобывающие страны должны были оказаться козлами отпущения для ожидаемой гневной реакции мирового сообщества, в то время как англо-американские ответственные круги тихо стояли на заднем плане.

16 октября 1973 г., после посвященного цене на нефть заседания в Вене, Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) подняла цену на невероятные в то время 70 %, от 3,01 долларов до 5,11 долларов за баррель. В тот самый день, члены арабских стран ОПЕК, приводя в качестве причины американскую поддержку Израиля в ближневосточной войне, объявили эмбарго на всю продажу нефти в Соединенные Штаты и Нидерланды – главный нефтяной порт Западной Европы. Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак, Ливия, Абу Даби, Катар и Алжир объявили 17 октября 1973 года, что они снизят уровень добычи на 5 % в октябре по сравнению с сентябрем, и затем на 5 % в каждый последующий месяц, «пока Израиль не завершит свой выход со всех арабских территорий, оккупированных в июне 1967 года, и не будут восстановлены законные права палестинского народа». Начался первый мировой “нефтяной шок.

Когда Белый Дом Никсона в 1974 году послал чиновника высшего ранга в Министерство финансов США для выработки стратегии к принуждению ОПЕК снизить цену на нефть, этого чиновника просто послали прочь. В докладной записке чиновник указал: «Именно банковские лидеры отмели прочь этот совет и добивались того, чтобы возросшие цены на нефть использовались программой “вторичной переработки». Это было роковое решение... Американское министерство финансов возглавлялось Джеком Беннетом, который помогал проводить судьбоносную долларовую политику Никсона в августе 1971 года. Это министерство выработало секретное соглашение с Центральным банком Саудовской Аравии, официально одобренное в феврале 1975 года в докладной записке замминистра финансов Джека Беннета на имя госсекретаря Киссинджера. По условиям соглашения, огромные новые саудовские сверхдоходы от продажи нефти должны были быть инвестированы в значительной степени в погашение дефицитов правительства США. В Саудовскую Аравию послали молодого инвестиционного банкира с Уолл-Стрит, по имени Дэвид Малфорд, из лондонской White Weld & Co - ведущей фирмы по торговле еврооблигациями. Малфорд должен был стать главным “советником по инвестициям” в SAMA, чтобы направлять саудовские нефтедолларовые инвестиции в правильные банки, естественно, в Лондоне и Нью-Йорке. Бильдербергский план работал в точности, как было задумано.

Вслед за тегеранской встречей 1 января 1974 года, произошел еще один скачок цен более чем на 100 %, и базовая цена на нефть в ОПЕК составила 11,65 долларов. Это было сделано по неожиданному требованию иранского шаха, которого об этом тайно просил Генри Киссинджер. Шах буквально за несколько месяцев до этого противился повышению цен ОПЕК до 3,01 доллара, из опасений, что это вынудит западных экспортеров повысить цену на промышленное оборудование, которое шах закупал, преследуя амбициозные планы по индустриализации Ирана. Вашингтонская и западная поддержка Израиля в октябрьской войне усилила возмущение на встречах ОПЕК. А Киссинджер даже не проинформировал свой собственный Государственный департамент о своих тайных махинациях с шахом. С 1949 до конца 1970 года, цены на ближневосточную сырую нефть в среднем составляли около 1,90 долларов за баррель. Они поднялись до 3,01 доллара в начале 1973 года, когда на роковом собрании Бильдербергской группы в Сальтшёбадене обсуждалось неотвратимое 400-процентное будущее повышение цены ОПЕК. К январю 1974 года это 400-процентное повышение было свершившимся фактом .

Другим примером влияния Бильдербергского клуба на мировую политику является создание Европейского Союза. Прежде чем ЕС был создан, на собраниях БК проходили сложные напряженные дискуссии, на которых шло преодоление национализма участников, представляющих свои европейские страны. Перед заключением Маастрихтского договора, который регулировал отношения между государствами, также решение было принято о его заключении на собрании БК. Но Маргарет Тэтчер твердо отстаивала суверенитет Британии и не сбиралась жертвовать национальной экономикой, она была против принятия в будущем Британией международной валюты. В мае 1989 года БК собрался в испанском городке Ла-Тоха. Представитель Рокфеллеров Генри Киссинджер выразил неудовольствие тем, что Тэтчер мешает созданию европейского Центробанка, жизненно необходимо для ЕС. Как пишет Николас Хаггер, создание такого банка было чисто рокфеллеровской идеей, а Тэтчер отстаивала интересы ротшильдовской Британии. Если бы Британия вошла в единую валютную зону, то Ротшильды бы утратили свое господство. Тэтчер необходимо было найти замену. И на собрании БК было принято решение развернуть кампанию против Тэтчер. Так все и получилось, после этого заседания собственная партия Тэтчер, буквально ополчилась на нее, и она была вынуждена подать в отставку. На дальнейших заседаниях БК уже происходило давление на следующих премьер-министров Британии. Самым уступчивым оказался Тони Блэр. Хотя при нем Британия и не вступила в зону Евро, но принял решения, которые существенно ослабили Британию для ее сближения с ЕС.

Трудно поверить, глядя на то, как некогда мощная мировая империя уступала решениям принятым тайно на собрании БК, а потом проводившимся в качестве официальной политики. Для того чтобы создать прочный ЕС, необходимо усилить связи между странами, и сделать это можно, прежде всего, на экономической основе, а для этого требуется сгладить неровности в экономическом развитии государств. И британская неровность в виде мощной экономики сглаживалась. До этого Британия обладала 22 АЭС и полностью обеспечивала свои потребности в электроэнергии, но по решениям центральной комиссии ЕС, она должна была закрыть 10 АЭС, и импортировать часть электроэнергии из Франции, что Британия и сделала. Так же на Британию надавили на одном из заседаний БК, чтобы она отменила свою исключительную экономическую прибрежную зону и допускала в нее рыболовецкие суда других стран ЕС, что Британия и сделала. Все это подтверждает огромное влияние БК, перед которым не может устоять даже бывшая мировая империя.

Многие исследователи приводят примеры повесток заседаний БК, которые подтверждают глобальные планы этой организации. В1992 году на ее заседании обсуждался вопрос перспектив создания единой армии под руководством ООН, которая бы имела полномочия действовать в любой стране. Также обсуждалась идея о постепенной конфискации огнестрельного оружия у граждан, и запрете на продажу огнестрельного оружия частным лицам.  В 1999 году на заседании обсуждался вопрос о вмешательстве российских войск в Чечню, и России был дан зеленый свет на проведение операции. Было принято решение о проведении военной операции НАТО в Югославии.  В 2002 году на заседании обсуждался вопрос о введении единого глобального налога, который бы платили граждане Земли в пользу ООН. Также на повестке обсуждения стоял вопрос о перспективах введения безналичных денег посредством электронных карточек. Таким образом, люди, пользующиеся исключительно электронными карточками, впали бы в зависимость от банков. Также обсуждался вопрос о возможности введения каждому человеку микрочипа под кожу, который бы заменял паспорт и содержал бы все данные о человеке. Конечно, это происходило бы только на добровольной основе. Такие примеры уже есть – в США бесплатно вживляли микрочипы, которые заменяли людям паспорта, на которых могли храниться электронные счета, и при помощи которых можно было обнаружить пропавшего человека через электронные средства контроля.  На заседании 2004 года рассматривался вопрос о создании трех мировых валютных зон: в Европе (евро), в двух Америках (доллар), в странах АТР (своя единая валюта). Также продолжалось давление на Британию, чтобы она вошла в зону Евро, и вспомнили о планах введения единого глобального налога, для которого уже вычислили систему его расчета – он привязывался к курсу стоимости нефти.

Таким образом, можно сделать заключение, что у данного клуба нет четких определенных целей, каждый раз повестка обсуждений формируется событиями за прошедший год. Но такие глобалисты, как Дэвид Рокфеллер, люди, разделяющие подобные взгляды и составляющие костяк данного общества, постоянно проводят лоббирование своих целей – создание единого мира, незнающего национальных границ, управляемого единым правительством, которое может быть создано на основе ООН. Это помогло бы им еще больше увеличить свое влияние, если бы мир был в едином финансовом пространстве, с единым рынком труда и разделял бы общие цели.

А вообще, по своей сути, БК не может претендовать на роль некоего «тайного мирового правительства», ведь это всего лишь место встречи ведущих финансистов и политиков разных стран мира.  На заседаниях клуба обсуждаются уже готовые планы решения общих проблем, которые впоследствии выносятся в официальном порядке на рассмотрение Саммитов «большой восьмерки» и «двадцатки», Давосского экономического форума и т.д.  В действительности, официальные международные саммиты собираются для того, чтобы публично обсудить и принять заранее подготовленные решения, которые предварительно уже были согласованы в ходе заседания Бильдербергского клуба.  Но не БК их готовил, для этого существуют другие структуры, работающие на постоянной основе и разрабатывающие прогнозы развития ситуации в различных областях и планы действий на каждый конкретный случай.  Именно эти структуры обычно называются любителями «теории заговора» в качестве «мировых правительств».

Говоря о Совете по международным отношениям, стоит отметить, что своим появлением он обязан двум структурам, считающимся первыми попытками создания организаций, способных формировать внешнюю и внутреннюю политику разных стран.  В первую очередь, необходимо вспомнить об организации «Круглый стол», образованной в 1902 году после Англо-бурской войны, чтобы закрепить британский контроль над  залежами алмазов и золота в Трансваале и Оранжевой республике.  Эта организация официально была учреждена английским финансистом Сесилом Джоном Родсом, но реально финансировался представителями британской ветви семьи Ротшильдов.  Главной задаче «Круглого стола» была подготовка лояльных Великобритании деловых лидеров, которые обеспечили бы английской короне и Ротшильдам приток доходов от добычи золота и алмазов.  Позднее группы «Круглого стола» появились в Южной Африке, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Индии и Соединенных Штатах, действуя в интересах английского капитала.

Но и в США ситуация развивалась по схожему сценарию - в 1917 году полковником Хаузом – ближайшим советником президента Вудро Вильсона – здесь была создана организация под скромным названием «Исследование».  Главной задачей собранных под ее эгидой интеллектуалов была разработка методов практического внедрения идей глобализма, подразумевающего устранение всех экономических барьеров между странами и создание «организации, объединяющей нации».  Кстати, именно в этой структуре начинал свой карьерный путь Аллен Даллес, будущий глава ЦРУ.

Поэтому совсем не случайно, что члены двух этих организаций в конечном итоге встретились, чтобы обсудить вопрос о создании единой структуры, которую предполагалось назвать Институт иностранных дел, главной задачей которого была подготовка базиса для создания «трансатлантического англо-американского союза».  Но, поскольку каждая из сторон стремилась исключительно к достижению собственных целей, идея  развалилась: англичане создали свой Четхэм Хаус (позднее - Королевский Институт Международных Дел), а американцы в 1921 году основали Совет по Международным отношениям.  Собственно, эти структуры дор сих пор так и существуют в качестве отдельных организаций, хотя многие их нынешние учредители и спонсоры являются одними и теми же.

Другой структурой, будоражащей воображение конспирологов, является так называемая  Трехсторонняя комиссия – организация, основанная в 1973 году частными гражданами из Западной Европы, Японии и Северной Америки с целью «способствовать более тесному сотрудничеству между этими тремя регионами по общим проблемам».  Формирование этой организации контролировалось, по сути, тремя лицами – Дэвидом Рокфеллером, Генри Киссенджером и Збигневом Бжезинским, которые отобрали 200 человек  членов по всему миру по трети специалистов из Азии, Европы и Америки).  Позднее количество членов увеличилось более, чем на 100 человек , включающих около одной трети североамериканцев, одной трети европейцев и одной трети японцев. В 1993 году эта цифра в мире увеличилась примерно до 325 членов.

Собственно, помимо вышеуказанных организаций, к числу «тайных мировых правительств» многие причисляют также Фонд Карнеги, Институт Брукингса, корпорацию РЭНД и т.д. Все эти структуры практи чески в равной степени оказывают влияние на политику не только США и Великобритании, но и громадного количества други х стран мира, зависящих от американских и английских денег, проводя массу различных исследований и разрабатывая на их основе рекомендации по осуществлению конкретных мир, призванных обеспечить сохранение и расширение влияния своих спонсоров.

Но существование данных структур, равно как и обсуждение и выработка «сильными мира сего» единых подходов к различным проблемам совсем не означает реального существования некоего «тайного мирового правительства».  Его, собственно, в современном обществе не может быть по определению, поскольку все политико-финансово-промышленные группы конкурируют между собой сферы влияния, пытаясь под себя переделать систему мироустройства.  И эти группы особо обеспокоены ростом влияния стран, в которых они не имеют должного влияния – а таких немало.  И самый серьезный вызов для «мировых правительств» исходит от Китая и России, за которые сейчас разворачивается глобальная битва.  И в этой битве Москва и Пекин имеют все шансы обозначить себя в качестве самостоятельных игроков – новой силы, имеющей виды на устройство мировой политической и экономической системы.
Tags: Мировой жидовский кагал, Ротшильды, мировой заговор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments