March 31st, 2021

В иудином кармане серебро...

На пьедесталы влезли палачи...




             


                   В иудином кармане серебро,

                 Голодный гений с медною монетой…
                 Нет, этим миром правит не Добро,
                 А Зло всегда владело всей планетой.

                На пьедесталы влезли палачи,
                Лжецы ликуют, корчатся кликуши,
                А ты, Поэт, молчи, всю жизнь – молчи,
                Рот зажимая, затыкая уши…


Один из вас меня предаст...

Чуть слышен шорох их шагов,                                                                                 
Двенадцать раз открылись двери,
Так Он своих учеников
Собрал на тайную вечерю.

Но не отведав ничего
И не коснувшись чаши пенной,
Лишь слов пророческих его
Все ждали тихо и смиренно.

И вот – раздался тихий глас,
И страшное его признанье:
- Один из вас меня предаст, -
Упало в зыбкое молчанье.

И в наступившей темноте
Им, в исступлении и смятении
Пришедшим к роковой черте,
Предстало жуткое виденье:

Голгофа мрачная пуста,
Учитель их висит распятый,
А у подножия креста
Солдаты Понтия Пилата.

Шипы тернового венца –
Коронования на плаху…
От боли замерли сердца,
И лишь одно из них – от страха.

Так люди платят за добро
Им данное. Под жадной дланью
Уж шевелилось серебро,
Звеня в иудином кармане.

Но Он его не покарал,
К жестоким мукам приготовясь,
Лишь в судии Иуде дал
Его же собственную совесть.

На свете муки нет страшней,
И некуда бежать от горя.
В горах, в лесах, среди людей,
В пещерах и в безлюдном море

Печать презренья на челе
И искупления не будет,
И нет прощенья на земле,
И нет забвения Иуде.

                 *   *   *

Русь моя, боль  моя!

Русь моя, боль  моя, как  же так, не в бою
Изломали тебя, распродали задаром,
Изорвали в куски, бросив силу твою
Под копыта машин черномырдых хайдаров.

Как купилась на ложь, получив в спину нож,
Ведь не в первый же раз за одно лишь столетье?
На чужом поводке твой выплясывал вождь,
Словно пьяный медведь – кто за это ответит?

Как героев своих ты списала в обоз,
Предала сыновей, отреклась от Союза,
Как своих дочерей затоптала в навоз,
Дав подонкам опять разгуляться – от пуза.

А бандиты жгут дом, но налиты вином,
Как свинцом, тяжелы неподъемные веки…
Моя Русь, моя жизнь, что ж ты спишь мертвым сном?
Неужели  уже не проснешься – вовеки?
                  
                       *  *  *

Украинстан. Эксперимент? Расплата?  

Украинстан. Тоска. Жара. Быдлота.
Мешки. Кравчучки. Торбы. Короба.
Пыль. Грязь. Машины. Вонь мочи и пота,
И эта рожа жалкого раба –

Она повсюду: сзади, справа, слева,
На рыле рыло. Локти, кулаки…
Куда тут Босху! Этого посева
Вокруг без счета. Когти и клыки

Вперед – и рвать! И втаптывать другого
Туда, в асфальт копытом. Трупный яд
Взамен слюны – и ничего от Бога.
Да где ж тот Бог – ведь это сущий ад.

И смерть не выход – разобьют надгробие,
Ограбят гроб, ограду – на металл…
О Боже, человек – твое подобье?!
Тогда каков же сам оригинал?

Украинстан. Эксперимент? Расплата?
Безумие? Ты на иконах нем.
А жизнь моя бесценная куда-то
Вниз, под копыта…Для чего? Зачем?


А. СТЕПАНКОВ