vena45 (vena45) wrote,
vena45
vena45

Лукашенко: «Проект Новороссии мной не воспринимается»

Оригинал взят у friend в Лукашенко: «Проект Новороссии мной не воспринимается»


Лукашенко в интервью Euronews сделал ряд громких заявлений о войне в Донбассе, судьбе Украины и воссоединении Крыма с Россией.


Особенность этого интервью в том, что есть его короткая версия, которая вышла в эфире Евроньюс:



А есть длинная (полная) версия, стенограмму которой выложили на сайте президента Белоруссии – president.gov.by. О ней и поговорим.
Мирный план (Здесь и далее приводим прямую речь Лукашенко): «Вы только что сказали о том, что в Украине сегодня продолжается насилие, проливается кровь, гибнут люди. Отсюда и мое отношение. Точно так, как и Ваше, и любого другого человека, приверженного миру и спокойствию. Если бы это происходило в любой другой стране, мое отношение было бы такое же – люди не должны гибнуть, в наше время война неприемлема. Потому что вообще в мире накоплено огромное количество оружия, и оно имеет привычку – где-то не просто взорваться, а полыхнуть так, что будет жарко всем… Поэтому ни в коем случае нельзя допустить разрастания конфликта».

Война и Третья сила: «Я недавно уже говорил и еще раз хочу подчеркнуть: я уверен, что эскалации военного конфликта и войны, продолжения войны, в Украине не будет. Не будет потому, что в этой войне не может быть победителей. Ни одна, ни другая сторона не могут и не смогут победить в этой войне. Продолжение военного конфликта – это каждой стороне себе в убыток: это не повысит авторитет украинских властей, с другой стороны, не приведет к авторитету противоположной стороны. Поэтому война бесперспективна. А поскольку она бесперспективна, не имеет перспективы, она продолжаться не может. И самое главное, что конфликтующие стороны и силы это поняли. При этом есть один нюанс – война в Украине и ее продолжение невозможны, если со стороны очень сильные, очень мощные силы, заинтересованные в продолжении войны, не будут нагнетать обстановку и подталкивать определенные силы к продолжению войны и к эскалации конфликта. Если не будет подталкивания очень мощного, сильного извне... Я только что сказал, что эти третьи силы есть и они очень влиятельны. Я думаю, что вам надо их поискать там, западнее от границ Украины. Кстати, Вы их знаете, и вся общественность мировая знает об этих силах... Поэтому… заинтересованных достаточно. Вы знаете, я через несколько дней после событий в Украине, начала этих событий, еще после государственного переворота и крымских событий сказал о том, что Украина, к сожалению, превращается в театр военных действий крупных мировых игроков. Там не украинцы воюют против украинцев, там не русские или русскоязычные воюют друг против друга, а это их руками воюют крупные мировые силы. Поэтому этот глобальный конфликт представляет, если можно так сказать, большой интерес для этих игроков. Если бы этот конфликт имел продолжение, он бы имел тяжелые последствия: а) для Европы, б) для мира в целом. Вы знаете, когда я говорю о том, что некие силы (я их не называю, но они понятны) в этом заинтересованы, в этом конфликте».

Здесь одновременно утверждается, что ни одна из сторон не может победить в войне, что война бесперспективна и что... есть некие «очень сильные, очень мощные силы, заинтересованные в продолжении войны». Раз эти силы заинтересованы в продолжении войны, то значит она им выгодна, они с ее помощью хотят решить какие-то свои задачи (победить) и очевидным образом видят перспективность продолжения войны. А в каком смысле очень мощные силы, которые извне подталкивают к войне, не являются стороной конфликта? В XXI веке уже всем стало очевидно, что помимо классической горячей войны, есть целый арсенал неклассических войн (политической, экономической, информационно-психологической, концептуальной и так далее) совокупность которых и привела к обрушению нашей Родины в 1991 году. Очень мощный субъект извне не атакует Россию на всех фронта неклассической войны? Против нас не ведется холодная война, беспрецедентная даже по меркам советского период?

Но, хорошо, давайте закроем глаза и представим, что неклассической войны не существует. Пусть так. От этого исчезнут ЧВК, воюющие на стороне хунты? Инструктора и наемники из стран НАТО и других сателлитов «очень мощных сил» испарятся? Огромное влияние этих самых «очень мощных сил» на хунту тоже не фактор?

Так о чем мы в итоге говорил? О наличии некой внешней третьей силы или о сложной конструкции линии фронта, исходя из которой всем пора уже определяться с кем они?

Крупные мировые силы в лице США воюют на Украине на разрыв коммуникаций (прежде всего, энергетических) между Россией и Европой. Это именно война, война в которой одного ее участника нужно уничтожить (Россию), а другого (ЕС) окончательно подчинить себе через создание энергетический зависимости и много другое. Если речь шла не об этом, то о чем?

Мы – европейцы: «Если нам удастся сейчас погасить пламя войны в Украине, удастся задушить этот конфликт, нам, европейцам, то возникновение подобного конфликта в ближайшей и даже в среднесрочной перспективе, считаю, в Украине невозможно. Все сделают из этого соответствующие выводы, из этого конфликта, из его результатов».

Еще раз, Мы – европейцы: «Что касается заинтересованности этих сил… Естественно. Потому что любые военные действия тесным образом переплетены с политикой, экономикой и финансами. Кому-то горе, а кто-то на этой беде и войне наживается. Но нам, европейцам, абсолютно неприемлема подобная ситуация».

Если кто не понял, Мы – европейцы: «Главное – не дать этому очагу, конфликту распространиться на бóльшие территории. Главное сейчас – прекратить войну, чтобы не гибли люди. Это – главное для нас, европейцев».

Без комментариев.

Майдан: «Вы знаете, если бы в результате крушения того коррупционного режима в Украину пришел новый режим, отличный от того коррупционного, ну это был бы какой-то повод в этом направлении рассуждать. Ну а что изменилось в Украине после тех, как Вы говорите, спонтанных действий на Майдане? Ничего не изменилось. Коррупция, которая привела к развалу экономики в Украине, явилась хорошей почвой для подобных революционных, силовых действий на Майдане. Это хорошая почва, это повод. Там боролись… во главе Майдана стояли люди политически мотивированные, которые хотели захватить власть, взять власть в руки для реализации своих целей. Там были во главе люди, которые знали, что они делают. Ну а за ними пошли молодежь и другая часть населения. Давайте будем честны – в Украине 40 миллионов примерно населения. И что Вы хотите сказать, что на Майдане их было большинство? Или они выражали мнение большинства? Да нет, это было ничтожное меньшинство, которое свергло трусливую власть, которая не смогла защитить ни государство, ни народ. Поэтому…»

Сколько людей реально было на Майдане в самые пиковые его моменты? 40-50 тысяч (реально)? 100 тысяч? 200 тысяч? Почему именно их нужно назвать «народом»? Остальные 44,8 миллиона граждан Украины тогда кто? Любой цветной госпереворот по своей природе нелегитимен, так как он подменяет демократию, в рамках которой судьбу страны решают приходящие к избирательным урнам простые люди из регионов, «демократией» в лице нескольких десятков человек на улицах столицы, осуществляющих антиконституционный мятеж. Цветные революции, осуществляемые под лозунгами демократии – в корне антидемократичны.

Боевики Майдана: «И на Майдан ведь пришли люди, часть их, весьма подготовленные в определенных украинских лагерях. Я это знаю, потому что подобные лагеря были созданы и на юге Беларуси, рядом с Украиной. И мы их вышвырнули из Беларуси. И мы знаем, кто был спонсорами подготовки боевиков в подобных лагерях. Так вот эти боевики участвовали и в событиях на Майдане. Я думаю, на Западе это хорошо знают. Поэтому да, не проблема сегодня устроить некую якобы ”мирную“ акцию, в том числе и на Майдане, с ”благовидными“ целями, а потом ввести внутрь этой акции весьма подготовленных и готовых к действию в определенных целях людей. Они в Украине были подготовлены».

На Майдане обкатку прошли белорусские, русские и другие постсоветские фашисты, вкусившие крови на Грушевского. Конечно, силовой аппарат Белоруссии легко подавит любые действия этих боевиков (которых, безусловно, поддержат бандеровцы), но они ведь не существуют сами по себе, они упаковываются в масштабные «мирные» протесты и прячутся под зонтик Запада – а это уже совсем другая история, и Лукашенко очень хотел бы избежать ее в 2015 году на выборах президента Белоруссии.

Харьков, Запорожье, Днепропетровск, Одесса, Николаев, Херсон, Киев: «Главное – не дать этому очагу, конфликту распространиться на бóльшие территории. Главное сейчас – прекратить войну, чтобы не гибли люди. Это – главное для нас, европейцев».

Майдан возможен: «Вы знаете, то, что Вы сказали, говорит о том, что в Украине очередные майданы возможны, потому что, в том числе, не были выполнены и требования людей, которые когда-то вышли на Майдан. Это может привести к очередным внутриполитическим конфликтам типа Майдана. Но сейчас мы вели с вами речь о военном конфликте на юго-востоке Украины, о войне. Поэтому я бы эти два процесса разделил. Майдан возможен. Но продолжение на юго-востоке войны, с моей точки зрения, это мое предположение, невозможно».

Майдан возможен, и не только в Киеве.

Консолидация-ликвидация: «Если бы в Украине власть была консолидирована, то мы бы сегодня вот этих локальных столкновений на юго-востоке, после минских договоренностей и соглашений, не наблюдали. Но поскольку власть не консолидирована в Украине, поскольку там нет единого командования вооруженными силами, поскольку там отдельные политические и тем более олигархические группы имеют свои воинские подразделения, а интересы у них разные, и государство и президент не совсем влияют, мягко говоря, на эти подразделения, вооруженные подразделения, и они же зачастую вооружены и оснащены лучше, чем украинская армия, поскольку на них влияния нет со стороны главнокомандующего, президента Украины, происходят вот эти ожесточенные столкновения. Очень сложно преодолеть этот процесс, очень сложно ликвидировать законные, незаконные, полузаконные вот эти вооруженные формирования. Но их нужно будет ликвидировать. Не просто убить, повесить, убрать и так далее, я не имею в виду только это, я имею в виду, что, может быть, прежде всего, с ними надо договориться, надо создать единую консолидированную вооруженную силу в стране – армию. И никто не должен, кроме армии, там действовать. Армия должна подчиняться главнокомандующему. Как только это произойдет, это будет еще больший залог того, что в Украине даже локальных столкновений на юго-востоке не будет».

Как только на Украине произойдет консолидация политических сил – потенциал хунты (военный, политический и иной) скачкообразно вырастет и геноцид населения Донбасса только усилится. Но такой консолидации не произойдет.

Крым: «И, знаете, Россию обвиняют, что она Крым захватила, что россияне участвуют в войне в Донецке и Луганске… Ну, может быть, и можно обвинять Россию, но ведь повод для этого не из Беларуси и не из самой России появился. Власти Украины, как минимум, дали повод к тому, чтобы россияне насторожились и предприняли превентивные меры к защите русскоязычного населения в Крыму. Я иногда думаю о том: вот если бы, к примеру, на севере Мексики, где много американцев, естественно, ущемлялись бы подобным образом права американцев, или на другом континенте права граждан Америки были бы ущемлены? Американцы немедленно бы отреагировали, в том числе вооружено! Точно так отреагировали россияне в Крыму. Ну зачем было подставляться, зачем было давать повод к тому, чтобы такая мощная страна как Россия вмешалась в эти события и защитила русскоязычное население в Крыму?! Зачем было давать повод? Повод этот дали украинские власти... Мы не хотели бы разрушения украинского государства. Здесь многие говорят, что там Крым когда-то неправильно отошел к Украине, что это – территория исконно российская и так далее. Это – неправильный подход. Ну давайте тогда вернемся во времена Хана Батыя, во времена монголо-татарского ига… Ну тогда надо будет отдать Казахстану, Монголии или еще кому-то практически всю территорию России, Западной Европы, Восточной Европы. Кроме Беларуси, они до нас как-то дошли, но нас не тронули. Поэтому чего возвращаться к тому, что было. Перекраивать границы нельзя, ведь мы же приняли очень много нормативно-правовых международных актов, которые определяют стабильность границ, нерушимость границ. Нельзя. И мы этому привержены».

Таким образом получается, то хунта сама подставилась под исторически необоснованную аннексию Крыма Россией, которая является нарушением международного права, мы правильно поняли?

Что такое «нерушимость границ», после того, как под аплодисменты Запада был разрушен СССР, разрушен путем прямого и грубейшего нарушения Хельсинских соглашений о «нерушимости границ»? Вслед за этим последовали Югославия, Ирак, Ливия (об этом говорит сам Лукашенко)... так как сегодня можно говорить о принципе «нерушимости границ», которому привержена Белоруссия, получавшая свою государственность в следствии грубейшего нарушения этого принципа?

Международное право: «Что касается нарушения международного права, международных законов… Вы не в бровь, а в глаз попали. В 1994, по-моему, году в Будапеште состоялась соответствующая конференция, и тогда на одной сцене находился Президент Соединенных Штатов Америки, Президент России, Премьер Великобритании, Президент Украины, Президент Казахстана и ваш покорный слуга Президент Беларуси. Тогда речь шла о ядерном оружии – о его выводе из Беларуси, Украины и Казахстана. И сильные мира сего, которые были с нами на сцене, гарантировали нам, Украине, Казахстану и Беларуси, которые без всяких оговорок и бесплатно отдали свои ядерные вооружения, известно, куда были они выведены, эти страны гарантировали нам безопасность и неприкосновенность границ, Беларуси, Украине и Казахстану. Гарантами выступали Америка Англия и Россия. Что сейчас произошло – понятно. Поэтому Вы задаете вопрос не в бровь, а в глаз. И крыть здесь, по-моему, нечем... Но, но, когда вы упрекаете, и имеете на это основание, Россию, вы не забывайте и о других игроках глобальных в международной политике, которые грубо попирали эти законы в мире. И это стало нормой – обрушить военный удар на какую-то из стран, уничтожить эту страну и повесить президента. Это же не Россия делала. Так было в Ираке, так было в Ливии, так было в других государствах. Если не убивали главу государства, то доводили до тяжелого состояния, как это в Египте произошло. То есть мир ошалел, мир сошел с ума... И вот в этом контексте я готов рассматривать и события в Украине, и поведение основных игроков и сильных мира сего».

Справочно, Будапештский меморандум не ратифицировал ниодин из его подписантов, включая Украина и Белоруссию. Таким образом, Будапештский меморандум не имеет никакой юридической силы.

Оппозиция: «Вы знаете, любая власть своим оппонентам всегда уделяет достаточно внимания. Разница только в методах. Одни начинают поддавливать оппозицию, другие запрещать, третьи вообще на них не обращают никакого внимания и так далее. То, что народ сегодня требует больше порядка в стране, большей защищенности, недопущения элементов гражданской войны или столкновений, – ну это факт, от этого никуда не уйдешь. Мне кажется, и на Западе тоже данные процессы востребованы. Но вы не можете отойти от того понимания демократии, которое вы сами себе придумали или прописали. В этом вся разница. Ну а что касается лидеров оппозиции, если Вы намекаете на Беларусь или на Украину, или на Россию, наверное больше на Россию, мы никого не выдавливаем. Но Вы перед этим сказали, что закон в государстве должен исполняться всеми, в том числе и властью, и лидерами оппозиции. Если ты нарушаешь закон – ты должен отвечать по закону».

Кого выдавили из Украины понятно – по разным причинам не принявших власть бандеровской хунты. А кого выдавили из России? Ходорковского?

Мирный план Лукашенко: «Я не буду говорить о конкретике, но, если бы мне сегодня сказали ”слушай, Лукашенко, в Украине беда, надо что-то сделать, ты готов и можешь это сделать?“, я бы постарался. И думаю, что при желании Украины, России и Запада в течение года там можно даже в этой ситуации стабилизировать обстановку. Но если бы вдруг это произошло, то моя миссия была бы сопряжена с огромными сложностями и трудностями, потому что в результате реализации этого замысла мне пришлось бы затронуть интересы и Запада, и России, и многих политиков, политиков внутри Украины. Но я гарантирую, что подобные мои действия были бы поддержаны практически всем народом Украины. Единогласно. И в Крыму, и в Новороссии, как Вы назвали ее, и в самой Украине. Подавляющим, почти стопроцентным большинством населения Украины. Если Запад хочет мира и стабильности там, пусть он скажет. И мы что-то вместе сделаем. Но я уже Вам говорил, что когда-то такой план был предложен Западу. Был разговор и в России. Положительной реакции не было ни там, ни там».

Нам бы очень хотелось взглянуть на мирный план, настолько бы устроивший и бандеровцев, и Новоросию. Не говоря уже о Крыме, который, видимо, должен был так впечатлился бы этим планом, что отказался бы от воссоединения с Россией и остался бы частью Украины.

Что делать: «А если говорить шире о стабилизации ситуации в Украине, то там на абсолютно демократических принципах нужно провести реформу Конституции и всего политического процесса. Весь политический процесс надо провести не на принципах требований олигархов и коррупции, а на принципах исключительно демократических, в интересах народа Украины».

Новороссия: «Я изначально заявлял о том, что проект, к примеру Новороссии, мной не воспринимается. Я выступаю за единство и целостность украинского государства, чтобы не было там замороженных каких-то конфликтов, каких-то зон (типа Приднестровья, Нагорного Карабаха), которые всегда таят опасность взрыва. Я лично этого не хочу как человек и как Президент Беларуси, потому что мы находимся совсем рядом с Украиной».

Какая реальная альтернатива у Приднестровского сценария для Новороссии? Переговоры – да, вести нужно, так как это часть политической и иной войны (все ведут переговоры со всеми). Но реальная альтернатива приднестровскому сценарию в чем? Ради него можно вести переговоры, а если от него отказаться, то в чем игра?

Миротворческие войска: «Но скажу одно, что, если нужно, а это для меня очень опасная и страшная вещь, коль есть недоверие России к Западу, Запада к России, Америки к России, России к Америке и есть недоверие воюющих сторон, то я готов был бы использовать и свои вооруженные силы для того, чтобы развести конфликтующие стороны. При железном исполнении договоренностей, которые предварительно были бы оговорены».

Кратко мы уже писали об этом здесь. На текущий момент Захарченко заявил, что он готов рассмотреть это предложение, если белорусские миротворцы встанут по границе полностью освобожденных ДНР и ЛНР с Украиной (напомним, что более половины территории ДНР и ЛНР оккупированы хунтой), а хунта категорически отвергла предложение президента Белоруссии.

Чего хочет народ: «Может быть. Я не хотел бы это конкретизировать, это, в конце концов, процесс переговоров и договоренностей, но всякие переговоры и договоренности должны иметь свой предел. Если политики, группы политические в Украине и партии ввяжутся в длительный процесс переговоров, согласований, с целью баланса какого-то, то это – очередной развал Украины. Сегодня нужны конкретные действия конкретной, может быть, даже личности или определенной группы единомышленников исключительно в интересах украинского народа. Если народ хочет так – значит, это цель. И надо делать всё, чтобы этой цели достичь. Еще раз подчеркиваю: там и близко этого нет, и сегодня тоже. Идет болтовня очередная, идет вранье… Все стремятся попасть во власть, обманывают народ… Народ ошалел, он потерял ориентиры, он не знает, кому верить… Пройдут эти выборы, и боюсь, что всё останется, как было. Это неправильный путь, это не тот путь, это неправильный процесс. Пусть украинцы на меня не обидятся. Любой политик в Украине знает, чего хочет украинский народ. Он, видимо, этот политик, в процессе предвыборной кампании это обещает, но имеет в виду, что он представляет интересы какого-то олигарха, он получает от него какие-то деньги, говорит правильные вещи, а, придя в Парламент, будет действовать в интересах олигархов».

Сейчас на Украине политики соревнуются в изобретении способ того, как именно нужно посадить «москалей на ножи». Этого хочет украинский народ? Нет очевидного силового, политического, информационного-психологического подавления всей небандеровской Украины?

Уничтожить олигархов: «Украина никуда не денется от процесса подавления олигархических кланов. Их нужно просто уничтожить».

А бандеровцев?

Признание ЛНР и ДНР: «Нет, нет, ну мы же совсем другой позиции придерживаемся... Поэтому в этой связи мы не собираемся признавать кого бы то ни было. Притом, слушайте, но пока же еще это неоформленные государства, неоформленные территории, там идет война, чего же мы будем вмешиваться в эти процессы?! Даже Россия себе не позволила их признавать за государства. Так же?»

Без комментариев. Мы не хотели бы разрушения украинского государства.
У Лукашенко на носу выбора президента 2015 года, с экономикой есть проблемы, а коридор возможностей войной открылся огромный. Игра крайне заманчива, и Лукашенко мастер такой игры. Главное, играя, иметь ввиду, что Евромайдан не только сделал Украину и Донбасс супер фактором глобальной мировой игру, он еще и открыл двери для мирового фашистского реванша. А это уже не только игра, и не поняв этого прагматики неизбежно провалятся.
Tags: ДНР, Запад, ЛНР, Лукашенко, Россия, интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments