vena45 (vena45) wrote,
vena45
vena45

Categories:

Запрещенное письмо Александра Куприна Ф. Д. Батюшкову от 18 марта 1909 года

                                                  «Твёрже, чем в мой  завтрашний  день, верю в великое  
                                                   мировое  загадочное  предначертание  моей страны и   
                                                   в числе её  милых, глупых, грубых, святых и цельных черт -  
                                                   горячо люблю её безграничную  христианскую  душу. 
                                                   Но  я  хочу,  чтобы  евреи  были  изъяты 
                                                   из  её  материнских  забот
».

                                                                                                                                            А Куприн

Взято у rjssianin

18 марта 1909 года русский писатель Александр Куприн (1870 – 1938)  послал из Житомира письмо Ф. Д. Батюшкову. О существовании этого письма и его содержания в течение 80 лет знали лишь десятки или сотни русских интеллигентов.  Из-за страха перед жидами Куприн сам при своей  жизни запретил это письмо распространять, а после смерти Куприна в 1938 году уже жидокоммунисты  тоже, естественно,  не разрешали публиковать это письмо.  Русские люди об этом письме ничего не должны знать.  Лишь с 1989 года русские энтузиасты-националисты стали распространять это письмо без оглядки на власть.  В 1991 году это письмо было опубликовано в № 9 журнала «Наш Современник». Затем это письмо опубликовали ещё несколько русских националистических газет. А в 1998 году это письмо  даже  опубликовал   в  № 44     своей коммунистической газеты «Дуэль»  её редактор Ю. Мухин.

Письмо Батюшкову Куприн написал в ответ  на вопли жидов против русского писателя Чирикова, который, по выражению Куприна, даже «не куснул, а лишь  немного  «послюнявил»  одного  бездарного  жидовского  писателя. Тогда  почти  никто из  русских  писателей  и  критиков не выступил открыто за русского писателя  Чирикова  и  против очередной  жидовской наглости,  да  и  сам  Чириков  скоро  трусливо  стушевался .

Сам  Куприн  тоже  побоялся  открыто  «куснуть»  жидов, он  «куснул»  их только  в своём  воображении,  80  лет  они  этот  укус  не  чувствовали.  Лишь  после 1989 года Куприн  стал   кусать    жидов  из  гроба, но  он  был  уже  вне  опасности, жиды  не  могли и не  могут   привлечь его   к уголовной  ответственности  по статье 282    «за разжигание  межнациональной  ненависти».

Александр  Куприн  писал   Ф. Д. Батюшкову: «Все  мы,  лучшие  люди  России  (себя  я  к  ним причисляю в самом-самом  хвосте),  давно уже  бежим  под хлыстом  еврейского галдежа, еврейской  истеричности, еврейской  повышенной  чувствительности, еврейской  страсти  господствовать, еврейской   многовековой  спайки, которая  делает  этот  избранный  народ   столь же страшным  и сильным,  как стая оводов, способных  убить  в  болоте  лошадь. Ужасно то, что  все  мы  сознаём  это, но во сто  раз  ужасней то, что мы  об этом  только  шепчемся в самой  интимной  компании  на ушко, а вслух  сказать  никогда не решимся. Можно иносказательно  обругать  царя  и даже  Бога,  а  попробуйте-ка  еврея!?

Ого-го! Какой вопль и визг  поднимется  среди этих  фармацевтов, зубных врачей, адвокатов, докторов, и особенно  громко,  среди русских  писателей, ибо, как  сказал один  очень недурной  беллетрист, Куприн:  каждый еврей родится на  свет  божий  с  предначертанной  миссией  стать   русским  писателем.

Я помню, что ты  в Даниловском  возмущался, когда я, дразнясь, звал  евреев  ЖИДАМИ.    Я  знаю, что  Ты – самый  корректный, нежный, правдивый и щедрый  человек  во всём  мире  -   Ты всегда далёк  от мотивов  боязни, или рекламы, или сделки. Ты  защищал  их интересы и негодовал  совершенно искренне. И уж если   Ты  рассердился на эту банду  литературной  сволочи  – стало быть, охалпели  они  от  наглости.

И так же, как   Ты  и  я,  думают, но  не  смеют  об  этом  сказать,  сотни  людей».
«Твёрже, чем в мой  завтрашний  день, верю в великое  мировое  загадочное  предначертание  моей страны и   в числе её  милых, глупых, грубых, святых и цельных черт -  горячо люблю её безграничную  христианскую  душу. Но  я  хочу,  чтобы  евреи  были  изъяты  из  её  материнских  забот».

«Один  парикмахер  стриг господина и вдруг, обкорнав ему полголовы, сказал  «извините», побежал в угол мастерской  и стал  ссать  на обои, и, когда   его клиент окоченел  от изумления, фигаро спокойно  объяснил: «Ничего-с. Всё равно завтра  переезжаем-с».  Таким  цирюльником  во  всех  веках  и  во  всех  народах  был  ЖИД   с  его грядущим  Сионом,  за которым  он всегда  бежал, бежит  и  будет  бежать,  как  голодная  кляча   за клочком  сена, повешенным  впереди  её  оглобель».
«Если  мы все люди  – хозяева земли,  то еврей -  всегдашний  гость».

«И  оттого-то  вечный  странник, – еврей, таким глубоким, но почти  бессознательным, привитым  5000-летней  наследственностью, стихийным  кровным  презрением  презирает всё  наше, земное. Оттого-то он так грязен физически, оттого во всём  творческом у него работа  второго сорта, оттого он опустошает  так зверски леса, оттого он равнодушен к природе, истории, чужому  языку.  Оттого-то, в своём  странническом равнодушии к судьбам  чужих  народов, еврей  так часто  бывает  сводником, торговцем  живым  товаром, вором, обманщиком, провокатором, шпионом, оставаясь честным и чистым  евреем».

Бедный русский  писатель  Куприн уже готов  согласиться  на жидовскую  экспансию во всех  сферах жизни и  не  проявлять  «никакого  русского  национализма».

«Но есть  одна – только одна область, в которой  простителен  самый узкий  национализм.   Эта  область  родного  языка  и  литературы. А  именно к  ней  еврей   -  вообще  легко  ко всему приспосабливающийся  -  относится  с  величайшей  небрежностью.
Кто станет  спорить  об  этом?

Ведь  никто,  как  они, внесли и вносят  в прелестный  русский  язык  сотни  немецких, французских, польских, торгово-условных, телеграфно-сокращённых, нелепых  и  противных слов. Они создали теперешнюю  ужасную по языку нелегальную литературу и социал-демократическую брошюрятину.  Они внесли  припадочную  истеричность и пристрастность  в критику и рецензию. Они же, начиная со «свистуна» (словечко Льва Толстого)  М. Нордау, и кончая засранным Оскаром  Норвежским, полезли в постель, в нужник, в столовую и в ванную  к  писателям.

Мало ли чего они ещё  не наделали  с  русским  словом. И наделали, и делают не со зла, и не нарочно, а из тех же  естественных  глубоких свойств  своей  племенной  души  – презрения,  небрежности, торопливости»  (Куприн  не понимал,  что многие   изменения  в  русском   языке  жиды  делали  и  сознательно).

«Ради  Бога,  избранный  народ!  Идите  в  генералы, инженеры, учёные, доктора, адвокаты  – куда хотите! Но  не  трогайте  нашего  языка,  который  вам чужд, и который  даже  от  нас,  вскормленных им, требует теперь  самого  нежного,  самого бережного  и  любовного отношения. А  вы  впопыхах  его  нам  вывихнули  и даже  сами  этого  не  заметили, стремясь в свой  Сион.  Вы  его  обоссали,  потому   что  вечно  переезжаете на другую  квартиру, и у вас  нет  ни времени,  ни  охоты,  ни  уважения  для того, чтобы  поправить  свою ошибку.

И так, именно так, думаем  в душе все  мы  -  не истинно, а  -  просто  русские  люди.  Но  никто  не  решился  и не  решится  сказать  громко  об  этом…  Не одна  трусость  перед  ЖИДОВСКИМ  ГАЛДЕНИЕМ  и перед  ЖИДОВСКИМ  МЩЕНИЕМ  (сейчас  же  попадёшь  в  провокаторы!)  останавливает нас,  но также  боязнь  сыграть  в  руку  правительству».

«Мысль Чирикова ясна и верна, но как неглубока  и  несмела! Оттого она попала в лужу  мелких, личных  счётов, вместо того,  чтобы  зажечься большим  и  страстным  огнём. И  ПРОНИЦАТЕЛЬНЫЕ   ЖИДЫ   мгновенно  поняли это  и заключили    Чирикова  в банку  авторской  зависти, и  Чирикову  оттуда  не выбраться.

Они сделали  врага  смешным. А  произошло  это именно  оттого, что Чириков не укусил, а послюнил.  И мне очень жаль, что так неудачно  и жалко  вышло. Сам Чириков талантливее всех  их евреев вместе:  Аша, Волынского, Дымова, А. Фёдорова, Ашкенази  и Шолом-Алейхема, -  потому что иногда от него  пахнет и землёй,  и травой, а  от  них  всего  лишь  ЖИДОМ.  А он  и себя  посадил, и дал  случай  ЖИДАМ  лишний  раз   заявить, что  каждый  из  них  не  только  знаток  русской  литературы  и  русской  критики,  но  и  русский  писатель, но  что нам  об  их  литературе  нельзя  и  судить».

«Эх!  Писали  бы  вы,  паразиты,  на  своём  говённом  жаргоне  и читали  бы  сами  себе  вслух  свои   вопли.  И  оставили  бы  совсем-совсем  русскую  литературу.  А  то  они  привязались  к  русской  литературе,  как  иногда   к  широкому,  умному,  щедрому,  нежному  душой,  но чересчур  мягкосердечному  человеку  привяжется  старая,  истеричная,  припадочная  блядь,  найденная  на  улице,  но  по  привычке  ставшая  его  любовницей. И держится  она около него  воплями,  угрозами  скандала,  угрозой  отравиться,  клеветой,  шантажом,  анонимными  письмами, а  главное  -  жалким  зрелищем  своей  болезни,  старости  и  изношенности. И  самое  верное  средство – это  дать  ей  однажды  ногой  по  заднице  и выбросить  за  дверь  в  горизонтальном  положении».

(Копия  письма  Куприна    Ф. Д. Батюшкову  от 18  марта  1909 года  хранится  в  Отделе  рукописей  Института  русской  литературы  (Пушкинский  дом)  АН РСФСР. ФОНД 20, ед. хран.  15, 125. ХСб 1).
Tags: русские писатели о жидах
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →