vena45 (vena45) wrote,
vena45
vena45

Category:

Даже бывшие ССовцы поражаются действиям ВСУ

Даже бывшие ССовцы поражаются
действиям ВСУ



Новость на Newsland: Даже бывшие ССовцы поражаются действиям ВСУ

На днях семья моей бывшей студентки Лены уехала из села под Киевом в село под Минском: в Беларуси  беженцам с Донбасса предложили работу и жилье. На Киевщину эта семья бежала из поселка городского типа Верхнеторецкое, Ясиноватского района. Они держались за свой дом и свою землю все лето и почти всю осень прошлого года. Держались до последнего.

Лена звонила мне  тогда и рассказывала, что, в принципе, им даже повезло: их поселок оказался между позициями двух противоборствующих сторон. С одной стороны ополченцы, с другой – украинская армия: снаряды пролетают над поселком, но разрушений никаких, только вой и свист, да разрывы где-то далеко. Страшно, конечно, но, когда начинается артиллерийская дуэль, все спускаются в подвал и пережидают там до тишины.

В Верхнеторецком находится железнодорожная станция Скотоватая, за которую и шли жаркие бои. Минувшей зимой  перегон Скотоватая - Ясиноватая стал единственной точкой, через которую еще можно было осуществлять сообщение между Украиной и ДНР. От работы этого перегона зависела работа всех крупных промышленных предприятий и Донецкой Народной Республики, да и не крупных тоже.

Какой интенсивности там шли бои, можно понять хотя бы по таким данным: этот железнодорожный перегон в результате артобстрелов со стороны ВСУ разрушался более 20 раз и столько же раз восстанавливался ремонтными бригадами ДНР.

9 февраля 2015 года из Донецка туда была направлена бригада электромонтеров в составе 6 специалистов, для проведения очередного ремонта. Имелась предварительная договоренность с украинскими командирами о прекращении стрельбы. Однако после начала восстановительных работ по ремонтникам был открыт прицельный минометный огонь с ближайшего блокпоста ВСУ. На месте погибли 3 человека, тяжело ранены были двое. Вызванную с ближайшей станции Фенольная медицинскую службу украинские силовики к  месту трагедии не пропустили.

Таков военный антураж, в котором жила семья Лены и множество других семей этого небольшого поселка.

В общем, жили «терпимо» по словам оптимистки Лены, да и родной дом бросать было жаль. Так продолжалось несколько месяцев, пока украинские военные не потеснили ополченцев ДНР и не поставили впритык к окнам дома пушку, чтобы отражать атаки «сепаратистов». Когда отец Лены попытался как-то усовестить «защитников», мол, что же вы делаете, здесь же люди живут, его просто послали по известному нецензурному адресу.

А потом был тот страшный день, когда под свист снарядов и грохот взрывов они наскоро побросали в старенький автомобиль самые необходимые вещи, и отец «партизанскими тропами», минуя блокпосты, вывез семейство из пяти человек в мирную Днепропетровскую область. А там – прямая дорога через Харьков на Киевщину, к дальней родне.

Родня приняла с сочувствием и пониманием, хотя, как потом выяснилось, имела слабое представление о том, кто кого уничтожает на Донбассе, и каким способом. Да и вообще после первых слез и поцелуев о войне на Донбассе старались молчать. Хотя и молчание  бывало очень красноречивым, особенно после телесюжетов о героической борьбе украинской армии по истреблению «террористов-сепаратистов» …

Потом начались мытарства с поиском работы, не помог даже диплом с отличием об окончании Донецкого Национального университета. Время от времени оптимистка Лена по-прежнему звонила и с юмором рассказывала, как пинают из кабинета в кабинет киевские чиновники беженцев, пытающихся получить необходимые документы для «легализации» на новом месте, а также всевозможные справки. В том числе и на денежное пособие. Как с нескрываемым подозрением начинают приглядываться, узнав, что ты «донецкий», словно ищут невидимое клеймо о неблагонадежности. Как вежливо отказывают, проведав, что прибыл из «зоны боевых действий».

Помощь пришла неожиданно от белорусских друзей, приобретенных еще в студенческие годы. Лена с мужем сначала съездили в Минск на смотрины, а теперь вся их семья покинула Украину. Вернутся ли на Донбасс, неизвестно. Их дом, который так долго и с любовью строился, а затем обживался, почти цел, но разграблен. Украинские «защитники» вынесли все, вплоть до ложек с вилками. Об этом по телефону сообщили земляки из поселка.

Характерный штрих: когда Лена о мародерстве украинских военных рассказала приютившим их родственникам, те откровенно не поверили: это ложь и вражеская пропаганда! Герои не могут быть мародерами!

Еще один характерный штрих: белорусские друзья Лены, которые прежде считали президента Лукашенко душителем свобод и диктатором, теперь уверены, что «бацька» - государственник и хранитель Беларуси. И не только они так считают – поддержка Лукашенко в этой республике сегодня невероятно высока. Так аукнулся украинский майдан и последовавшая за ним кровавая бойня на Донбассе в окрестном славянском мире.

Как бы там ни было, у этой семейной истории почти счастливый конец: все живы и здоровы, а то, что начинать придется на новом месте с нуля – не беда. «Голова на плечах есть, руки-ноги целы, прорвемся!» - говорила мне на прощание Лена. И я верю: так будет.

А вот как будет у пожилой женщины - Раисы Ивановны - из поселка городского типа, Георогиевка, что в 20 километрах от Луганска, даже страшно представить. У нее в живых остался только младший внук.

«Люба, Андрюша, Люба, Андрюша!» - рассказывает она,- кричу, а сама в доме с поломанными ногами лежу. А соседи сбежались и говорят: «Они уже погибли»…

Полдома Раисы Ивановны было разрушено прямым попаданием снаряда украинских артиллеристов. Дочь и старший внук погибли прямо у входа в этот дом.

Три дня их тела лежали там, во дворе, пока пожилая женщина с контузией лежала в районной больнице, в Лутугино. Сначала погибших похоронили прямо в огороде, потому что на кладбище было нельзя обстрелы - стеной. Перезахоронили уже потом…

Два детских сада и две школы были в Георгиевке – разрушены украинской артиллерией. Поселковый совет в упор расстреляли зажигательными снарядами. Об этом главе поссовета рассказали эксперты, обследовавшие и фиксировавшие разрушения.

Рыбзавод разбомбили, в цехе из автоматов расстреливали технику. Мебельный цех разрушили, всю технику угнали, а все, что не завелось – сожгли. Танками давили газопроводы. На вопрос жителей «зачем?», отвечали: «воно вам не потрiбно». Те же танки проутюжили детскую площадку. Местные жители рассказывали, как презрительно оценивали их нехитрое добро эстетствующие украинские нацгвардейцы: «У нас сараи лучше, чем ваши хаты, чего вы так бедно живете?». А потом выносили и выламывали из этих хат все, что приглянулось…

Вот как вспоминает свои поездки по Луганской провинции одна из волонтеров, привозивших в разоренные села и поселки продукты, лекарства, предметы первой необходимости: «В каждом поселке, городе Донбасса, куда мы привозим помощь, а ее мы раздаем адресно, по домам, квартирам, бомбоубежищам, столовым, слышим много историй. Люди сначала тушуются, когда ты к ним заходишь, а потом их прорывает. Начинают рассказывать и рассказывать… Вот вам истории от «мирняка», как говорят военные. Везде, слышите? Везде, где мы были, нам рассказывали, что когда нацгвардия и ВСУ заходили, они точечно били по инфраструктуре, ее разрушая. Из Новосветловки батальон «Айдар» вывозил вещи из домов КАМазами. Про разрушения Хрящеватого и Новосветловки даже  рассказать страшно. Целые улицы - руины. Людей сгоняли в одно место, и мародерствовали по домам»…

В поселке Чернухино, что в 8 километрах от Дебальцево (Донецкая область), почти все колодцы были отравлены. Украинские вояки «заливали туда соляру», как рассказывали потом местные жители. На вопрос: «Господи, зачем? За что?», - чернухинцы пожимали плечами: «Да бог его знает»…

Недавно мне рассказали потрясающую историю из другой войны, вот она: «Знакомый написал из Германии. Рядом с ним живёт старый-старый немецкий дедушка, далеко уже за 90, но с ясным разумом и с юношеским любопытством. Дедушка воевал в составе SS-Panzer-Division «Hitlerjugend». После войны отсидел в тюрьме за подвиги при Гитлере. Но перевоспитался. И очень стыдится «подвигов» юности. В последнее время интересуется у моего знакомого событиями на Украине. Вчера у них состоялся диалог. Дедушка спросил, какая обстановка на Украине? Мой знакомый рассказал про ракетно-бомбовые удары по Славянску и Донецку, про обстрел спальных районов Горловки гаубицами.

Немецкий дедушка пожевал губами, подумал и выдал: «Знаешь, мы делали страшные вещи. Мы совершили много ошибок. Но мы никогда не бомбили собственные города»…

Саша Базилик, ДНР
Источник: zavtra.ru

Tags: ДНР, ЛНР, Новороссия, ПСы, ПоТрошенко Кровавый, гражданская война, еврейская хунта, жидобандерофашисты, карательная операция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments