?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Шторм Мариуполь
МНЕНИЕ: ОТКУДА ВЗЯЛАСЬ НА УКРАИНЕ НЫНЕШНЯЯ СВОЛОТА?




Для сравнения, в 1953 г. к моменту смерти Сталина «за политику» в Гулаге сидело 220 тыс. человек. Из них около 100 тыс. бывших бандеровцев. Вот они действительно были реабилитированы по приказу Хрущёва.

Реабилитация в 1955 году лиц, сотрудничавших с фашистскими оккупантами в годы войны, по мнению многих экспертов, открыла клапаны для политической натурализации возвратившихся на Украину бывших оуновцев, впоследствии в значительном количестве перекрасившихся в комсомольцев и коммунистов.


По оценкам ряда североамериканских и западногерманских источников (в том числе, существовавшего в 1950 – начале 1970 гг. Мюнхенского института по изучению СССР и Восточной Европы), не меньше трети украинских националистов и членов их семей, реабилитированных в середине – второй половине 1950 гг., стали к середине 1970-х руководителями райкомов, обкомов, обл- и/или райисполкомов в Западной, Центральной и Юго-Западной Украине.

А также руководителями разного ранга во многих украинских министерствах, ведомствах, предприятиях, комсомольских и общественных организациях, в том числе областного уровня.
Параллельный процесс развивался и с внешней стороны, так как с середины 1955 года возвращались украинцы и из-за заграницы. Причем, уже в 1955 – 58 гг. вернулось, в целом, не меньше 50 тыс. чел., в последующие 10 – 15 лет еще около 50 тыс. И что интересно: сосланным оуновцам в начале 1950-х удавалось, каким-то образом, устраиваться на золотые прииски на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке.

Поэтому возвращались они на Украину с крупными денежными суммами. Вовсе не бедными были и репатрианты из других стран. И почти сразу по возвращении большинство сосланных и репатриантов покупали дома с участками или строили свои, либо «встраивались» в дорогостоящие по тем временам жилищно-строительные кооперативы.

После хрущевской реабилитации 1955 года руководство ОУН и других националистических закордонных структур приняло в 1955-1956 гг. решения о постепенном внедрении в партийные и государственные структуры Украинской ССР. Им возможно, дали понять, что неодолимых препятствий со стороны советских властей не будет. Не было ли у «перековавшихся» в лагерях украинских националистов высокого покровителя в Москве?

Хотя прямых доказательств тому нет, политика реабилитации украинцев, лиц, сотрудничавших с нацистами, их возвращение на Украину и, наконец, их инфильтрация в органы партийного, советского и хозяйственного управления, прекрасно вписывалась в стратегию Хрущёва по кореннизации национальных республик, замещению русских кадров нерусскими. Это было частью его плана борьбы с личными соперниками из числа выдвиженцев сталинской эпохи.Как отметил Молотов в одной из бесед с Феликсом Чуевым, «поворот-то был раньше сделан, а поскольку поворот был сделан, Хрущев подобрал на XX съезде такой состав, который орал ему «ура!».

1955 год – начало амнистии украинских коллаборантов, февраль 1956 года – XX съезд и развенчание культа личности. Пожалуй, тут есть нестыковка. Слишком близкие даты.

Не могли они успеть к съезду стать верными ленинцами. Другое дело, атака 1965 года, когда в украинских вузах был введен обязательный экзамен по украинскому языку, а на заседании Политбюро ЦК КПСС был поставлен вопрос о предоставлении УССР права самостоятельной внешнеэкономической деятельности. Атака была отбита, а ее инициатор Петр Шелест вычеркнут из списка «друзей Брежнева».

Но если вернуться к упомянутым Молотовым «хрущёвцам», то вопрос приобретает несколько иное звучание. Историки знают про троцкистов, бухаринцев или «правых», про бандеровцев. Но кто такие «хрущёвцы»?

«Он правый… Правые и троцкисты сходятся. Н-е-ет, он имел корни». Как-то это невнятно у Вячеслава Михайловича. Но тревожно.

Его беседы с Чуевым оставляют впечатление, что он не вполне мог ухватить суть явления: в сталинском окружении были, конечно, разные люди. Жестокие, беспринципные, трусливые – вот дураков там не было точно.Но везде, где появляется Хрущёв, вылезает какая-то фанфаронская, невооруженным глазом заметная дурь.

А его никогда не наказывают! Даже за вопиющие военные провалы. В качестве члена военных советов различных фронтов, Н. С. Хрущев был причастен к окружению войск, оборонявших Киев в 1941 г., и наступавших на Харьков в 1942 г.

Читатель может вспомнить, как в советском фильме «Семнадцать мгновений весны» по роману Ю. Семенова шеф имперской безопасности Эрнст Кальтенбруннер говорит о нашем человеке Штирлице, оценивая его работу: «Явных провалов нет, но и успехов, прорывов тоже нет».

О Хрущёве, с точки зрения интересов СССР, можно сказать, что у него не было успехов. А вот его дурь, при всем феерическом фанфаронстве исполнителя, всегда преследовала одну и ту же цель: столкнуть СССР под горку.

Эта характерная черта хрущёвского подхода к делу ярко проявилась в годы войны, когда Хрущёв с бешеной энергией добивался исполнения ошибочных решений Ставки, но в реализации ее же судьбоносных приказов у нашего героя не наблюдалось ни «прорывов», ни «успехов». В лучшем случае, на «троечку». Закончил войну в звании генерал-лейтенанта.
Когда Хрущёв сместил национального героя Г. К. Жукова с поста министра обороны, тот, узнав о решении человека, которому не раз помогал в его политической карьере, иронически спросил: «Ну хоть не Фурцеву теперь назначат?» Но и Жуков в Хрущёве не разобрался. Может быть, не та военная специальность?





Календарь

Март 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner