vena45 (vena45) wrote,
vena45
vena45

Categories:

Пришло время и Змею-горынычу, идолищу проклятому, держать ответ перед русской нацией и Россией

Спасибо dedvlad8  за наводку!

Оригинал взят у mr_issue в
Пришло время и Змею-горынычу, идолищу проклятому,
держать ответ перед русской нацией и Россией



Змей-Горыныч, порождение нежити-нечисти, не заслуживавшей никакого поклонения-почитания, прилетел на землю русскую из-за тридевять земель, из заморских стран. Летал выше облака ходячего и дышал огнем-пламенем. Ревел он таким зычным голосом, что дрожала от змеиного рёва лес-дубровушка; бил хвостом он по сырой земле – реки выступали из берегов; от ядовитого дыханья змеиного сохла трава-мурава, лист с дерев валился. Кажись, и не было и спасения встречному человеку от такого чудища грозного. Но не таков дух русской нации, чтобы трепетать в бессильном страхе даже и перед подобным порождением тёмного зла. В то время как другие западные нации видели в драконе предмет поклонения, наша русская нация вышла на борьбу с этим грозным чудищем....


Детальные правила проведения массовой кражи (приватизация) в России, сочинялась узким кругом рыжих прихватизаторов. В этой игре, с краплёной колодой, многомиллионной русской нации, досталась лишь роль безмолвной массовки, где в руках каждого было уже по две «виртуальные волги», а вокруг сплошная пропаганда «всеобщего и безвозмездного обогащения». При любой раздаче, главные козыри оставались на руках избранных соратников и помощников «семьи» ельцина.



Ложь «Змея-Горыныча» тогда скрывалась в двух деталях – во-первых, первоочередная приватизация прибыли, а не приватизация имущественных комплексов как таковых, самых рентабельных государственных предприятий и во-вторых, три варианта методики проведения приватизационных процессов в российской промышленной приватизации. Не правда ли, словно бы камень на перепутье русской нации. Только вот, не было на этом камне, направлений указывающих истинные пути – каждый путь лишь подразумевал «скорое счастье», а на самом деле всегда было «...пойдёшь и сложишь голову», несмотря на любые лживые надписи и обещания...


Разграбление (приватизация) России и русской нации

29 декабря 1991 года, подписав Указ № 341 «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий», оккупационный режим утвердил ранее разработанные на основе проекта Государственной программы приватизации «Основные положения программы приватизации государственных и муниципальных предприятий Российской Федерации на 1992 год», вступившие в силу с 1 января 1992 года.

1 января 1992 года, начало массового грабежа русской нации и России, под руководством чубайса и под прикрытием ельцина.

1 июля 1992 года, с момента подписания Указа Президента России № 721 «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества» – чубайс начал масштабный оккупационный раздел, ранее предательски уничтоженной России. Единственной весомой силой, которая могла остановить этот варварский процесс была русская нация – многотысячные трудовые коллективы, но в указе отсутствовала ссылка на учёт их мнения. Рыжий оккупант изначально понимал, что так необходимый ему вариант (существовало три варианта) разграбления промышленности России не пройдёт, так как он будет моментально «похоронен» вместе с ним и всеми его подельниками, после первого же их озвучивания в трудовых коллективах. И чубайс, не задумываясь ни секунды – нагло обманул всю русскую нацию, наделив трудовой коллектив второстепенным и декларационным правом, создававшим обманчивую иллюзорность возможности его реализации, при чём уже после завершения процессов акционирования государственного предприятия.

«Установить, что находящиеся в государственной собственности пакеты акций, составляющие более 50 процентов уставного капитала предприятия, могут быть переданы в траст с согласия трудового коллектива предприятия».

Всё, игра сделана – семена добросовестного заблуждения об их возможном активном участии в происходивших в стране событиях были заложены и был смягчён общественный фон проводимого разворовывания. Путём параллельного проведения приватизации промышленных предприятий и приватизации жилых помещений, рыжему и его подельникам, удалось снять возможную социальную напряженность в гражданском обществе, отвлечь граждан тем, что было им ближе и понятней. В отношении большинства граждан России сработал принцип: лучше синица в руках, чем журавль в небе.

Самые мощные «журавли производства», стоявшие на нефтяных и рудных месторождениях, не по праву, а по авторитарной воле чубайса и первого российского президента достались точно по адресу избранным им гражданам, высоко вознёсшимся благодаря этому в общественной иерархии. А «жилищные синицы» с их коммунальными проблемами – остальным миллионам россиян. Главное, что и там безвозмездно, и там бесплатно!

Государство, в лице чиновников, опираясь на воспитанную десятилетиями пролетарской диктатуры и культивированное доверие к властям, в отношении особо «вкусных» по ожидавшемуся экономическому эффекту промышленных предприятий негласно («закулисно») вносило изменения в правила приватизационной игры в пользу «достойнейших» контрагентов.


Разграбление (приватизация) без законодательства

Исполнительная власть государства, в период разграбления России (приватизация), руководствовалась не принятыми законодательной властью нормативными правилами промышленной приватизации, а исполняла лишь указы ельцина. Рыжий сам себе писал нормы права, сам исполнял и сам себя при этом контролировал.

Готовились же проекты указов, распоряжений, инструктивных писем и телеграмм, детально регламентировавших процессы приватизации лучших промышленных предприятий России, в кабинетах гайдара и чубайса, в присутствии тех, кого сейчас принято называть «олигархами».

Большая часть обязательных для исполнения документов регламентирующего характера по промышленной приватизации составляли президентские указы, правительственные постановления и распоряжения, а также распоряжения и инструктивные письма Госкомимущества Российской Федерации. Таких указов было очень много. Вот только малая часть законодательного обеспечения творящегося тогда беспредела в России:

– Указ Президента России за № 341 от 29 декабря 1991 года «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий»;
– Указ Президента России № 66 от 29 января 1992 года «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий»;
– Указ Президента России № 322 от 2 апреля 1992 года «О дополнительных мерах по реализации Основных положений программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 год» (правительству России поручалось «ввести в IV квартале 1992 года систему именных приватизационных счетов – как все помнят все ваучеры были обезличенные);
– Указ Президента России № 721 от 1 июля 1992 года «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества»;
– Указ № 914 от 14 августа 1992 года «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации»;
– Указ Президента России № 1483 от 27 ноября 1992 года «О недопущении дискриминации приватизированных предприятий при оказании государственной финансовой поддержки»;
– Указ Президента России № 8 от 10 января 1993 года «Об использовании объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения приватизируемых предприятий».


Разграбление (приватизация) без страха наказания

Отсутствие полного пакета гражданско-правовых законов, регламентировавших условия и порядок проведения промышленной приватизации, автоматически повлекло за собой также и отсутствие проработанного механизма применения специальных санкций за нарушения, допускавшиеся в процессе этой самого разграбления (приватизация), которые должны были бы содержаться в административном и уголовном законодательстве.

Издававшиеся же президентские указы (подзаконные акты) нарушать не было никакого смысла, поскольку они, где в явной, а где в завуалированной форме, отвечали ближайшим или перспективным планам наращивания экономического могущества малочисленной «новорожденной» российской буржуазной «элиты», поэтому последней было очень выгодно их исполнять и требовать исполнения от десятков миллионов других граждан России.

Следовательно, представители крупного частного бизнеса, «наработавшие» свои капиталы в ходе промышленной приватизации, составившие благодаря этому из самих себя первый состав деловой «элиты» России, формально-юридически ничего и не могли нарушать, поскольку нарушать было попросту нечего, о чём предварительно позаботилась команда чиновников, пришедшая в исполнительную власть вместе с первым российским президентом. Формально наказывать их было не за что, ведь приватизационные злоупотребления высокопоставленных чиновников, скорее всего совершавшиеся по предварительному сговору с заинтересованными частными лицами, в интересах которых они действовали, без соответствующих изменений Уголовного кодекса РСФСР, принятого ещё 27 октября 1960 года, почти невозможно было подвести под квалифицирующие признаки прежних составов преступлений:
– «Хищение государственного или общественного имущества, совершённое путём присвоения или растраты либо путём злоупотребления служебным положением» (статья 92);
– «Хищение государственного или общественного имущества, совершённое путём мошенничества» (статья 93);
– «Хищение государственного или общественного имущества в особо крупных размерах» (статья 93, прим. со значком 1);
– «Злоупотребление властью или служебным положением» (статья 170);
– «Превышение власти или служебных полномочий» (статья 171);
– «Получение взятки» (статья 173);
– «Должностной подлог» (статья 175).


Особое внимание могут вызвать две статьи Уголовного кодекса РСФСР, от которых исполнительная власть России времён правления ельцина постаралась непременно тщательно оградить известную категорию фигурантов промышленного разграбления (приватизация), при чём и высокопоставленных чиновников, и частных лиц. Обе эти статьи действовавшего в то время Уголовного кодекса РСФСР предусматривали в качестве наказаний максимальные сроки лишения свободы, а в отношении «особо отличившихся» – даже применение исключительной меры наказания – смертной казни: статья 93, прим. со значком 1 и часть 2 статьи 173.


Разграбление (приватизация) по «демократически»

При разграблении (приватизация) крупнейших государственных предприятий, специализировавшихся на добыче, переработке и реализации природно-сырьевых богатств России, естественным образом обладавших большой фондовооружённостью и нематериальными активами в виде лицензий на добычу полезных ископаемых, всё было искусственно подведено под первый вариант приватизационных льгот и рыжий, в этом случае, русской нации «заботливо» предложил лишь один вариант «русской рулетки», предварительно заполнив весь барабан патронами.
Варианты проведения приватизационных процессов, стали как раз теми самыми деталями, которые и запутали русскую нацию, предлагая иллюзию выбора различных вариантов безвозмездных льгот членам трудовых коллективов.

Первый вариант:

– всем членам трудового коллектива акционированного для целей приватизации государственного предприятия или объединения (концерна) единовременно безвозмездно передавались именные привилегированные (неголосующие) акции, составлявшие 25% уставного капитала образованной в результате акционирования компании;
– до 10% уставного капитала акционированного и приватизируемого предприятия в виде обыкновенных (голосующих) акций продавались по подписке всё тем же членам трудового коллектива со скидкой 30% их номинальной стоимости и предоставлением рассрочки до трёх лет, при этом величина первоначального взноса не могла быть менее 15% номинальной стоимости акций;
– должностным лицам руководства приватизируемого после акционирования предприятия (руководитель, его заместители, главный инженер, главный бухгалтер) на условиях заключённых с ними контрактов предоставлялось право (опцион) на приобретение обыкновенных (голосующих) акций по номинальной стоимости, составляющих в общей сумме на всех должностных лиц в пределах до 5% от величины уставного капитала.
Государство же при этом варианте приватизации временно оставляло за собой контрольный пакет обыкновенных акций акционированного и приватизируемого предприятия, который при таком количестве привилегированных (неголосующих) акций составлял 37,5% от уставного капитала компании.
По первому варианту приватизационных льгот пошло около 24,1% от общей численности приватизировавшихся государственных и муниципальных самых рентабельных предприятий.

Второй вариант:

По второму варианту приватизационных льгот трудовой коллектив изначально получал в собственность весь контрольный пакет обыкновенных (управленческих) акций приватизируемого акционерного общества, образованного в результате акционирования унитарного государственного предприятия, и составлявший не менее 50% уставного капитала компании плюс одна акция и при полном отсутствии привилегированных акций. Из чего видно, что во втором варианте приватизации Государство с самого начала не имело намерений оставлять в своей собственности контрольный пакет обыкновенных (управленческих) акций образованного акционерного общества, а, следовательно, у него просто не было необходимого 50% пакета акций для возможной передачи в доверительное управление или траст.
По второму варианту приватизационных льгот пошло всего лишь около 74,4% от общей численности приватизировавшихся государственных и муниципальных предприятий, большая часть государственных и муниципальных предприятий представляли собой компактные мелкие или средние производства.

Третий вариант:

По третьему варианту приватизации группа работников предприятия брала на себя ответственность за выполнение плана приватизации предприятия, недопущение его банкротства, получала согласие общего собрания трудового коллектива на заключение соответствующего приватизационного договора, срок действия которого не мог быть более одного года (без права продления).

По третьему варианту приватизационных льгот пошло всего лишь около 1,5% от общей численности приватизировавшихся государственных и муниципальных предприятий, в основном представлявших собой компактные юридические лица, не обладавшие сколько-нибудь серьёзными имущественными активами.

Весь фокус разграбления (приватизации) заключался в том, что, по первому варианту приватизационных льгот, контрольный пакет акций образованного открытого акционерного общества составлял не 50% плюс одна акция, а 37,5% плюс одна акция, или в грубом упрощении – 38%, поскольку 25% акций этого приватизируемого акционерного общества были привилегированными, они распространялись безвозмездно среди членов трудового коллектива приватизируемого государственного предприятия, а также – среди приравненных к ним лиц. В дальнейшем (в течение трёх лет), не изменяя собственника, не реализуя (продавая) контрольные пакеты акций указанных открытых акционерных обществ каким-либо третьим лицам, уполномоченные президентской волей чиновники, сразу же после акционирования государственных предприятий были вправе распоряжаться контрольными пакетами их акций по иному. Например, путём передачи в доверительное управление или траст. Для чего, какого-либо учёта мнений трудовых коллективов не требовалось, причём, по весьма формальному, но превосходно продуманному основанию: согласие трудовых коллективов на траст требовалось только тогда, когда в государственной собственности находились пакеты акций, составлявшие «более 50 процентов уставного капитала предприятия», а, как известно, 38% меньше этого обязательного требования, следовательно, по заверениям рыжего, «каждый вчерашний советский человека мог превратиться в современного российского миллиардера».

Контрольные пакеты обыкновенных акций горнодобывающих и нефтедобывающих компаний, формально-юридически остававшиеся в государственной собственности, без промедлений, без каких-либо обоснований и мотиваций легально передавались в доверительное управление или траст коммерческим организациям, подобранным кремлёвскими чиновниками под непосредственным и чутким личным руководством ельцина.

Изначально норма права, предусматривавшая получение согласия трудовых коллективов на передачу в траст принадлежавших Государству акций акционированных с целью приватизации государственных предприятий, – это не что иное, как обман, маскировавший идейную несправедливость проводившейся приватизации. Это было декларационное рекламное действо, из которого нельзя было извлечь каких-либо правовых последствий. В общем, – правовая пустышка, мыльный пузырь, рассчитанный на массовую доверчивость и неосведомлённость русской нации...


Весь глубокий смысл оккупационной интриги – разграбления (приватизация) России – был в наделении высокопоставленных чиновников полномочиями, по собственному усмотрению ещё до аукционных продаж распоряжаться принадлежавшими государству контрольными пакетами акций открытых акционерных обществ, образованных в ходе преобразования рентабельных государственных промышленно-отраслевых предприятий, приватизировавшихся по первому варианту льгот.

А вот как финансовые средства в дальнейшем аккумулировались на оказание спонсорской помощи ельцину в его президентской избирательной кампании 1996 года и как за организацию этого целевого финансового слива его «героям» прямо-таки «с барского плеча» главы государства были пожалованы в частную собственность упоминавшиеся контрольные пакеты акций и ещё много о чём, совершённом оккупантами, но это уже совсем другие главы, но всё из того же уголовного дела «Уничтожение России и геноцид русской нации», которое будет слушаться в Военном Трибунале России.

Не заслуживающий никакого поклонения-почитания «Змей-Горыныч», по кличке «чубайс гайдарович ельцин», в период лихого времени разграбления русской нации и России, тщеславно причислив себя к стану ремесленников от экономики, попытался даже доказать всему миру, что 37,5% всегда больше 50%. При помощи постоянной и неприкрытой лжи, ему длительное время это даже удавалось, но ведь не вечно этому продолжаться. Одна голова осталась, да ещё змеёнышей небольшая кучка...


Насущный и до сих пор нерешённый вопрос о попранной Справедливости, при осуществлении так называемой «приватизации» (разграбление России и русской нации), не снимется сам собой, о чём так мечтают ньютроцкисты, даже через сотню лет. Так что граждане оккупанты, готовьтесь или поделиться по справедливости или... За поруганную честь и достоинство русской нации, придётся отвечать каждому, хоть кто мало-мальски был причастен к процессам разграбления.

Самым лучшим способом, может стать вариант, при котором в реестр акционеров каждого предприятия, осуществившим свою «приватизацию» в период правления ельцина, будут включены все граждане России. То есть каждый гражданин получит свои две законные «волги», с прицепом, но уже в качестве ликвидных акций всех предприятий России.




Граждане чиновники и бывшие «олигархи», у вас пока есть ешё время, чтобы добровольно и самостоятельно определится с количеством акций, которые вы собираетесь безвозмездно передать каждому гражданину России. Также помните, у вас катастрофически остаётся мало времени, для того, чтобы расчитать и начислить единовременный налог (назовём его «справедливый»), за все годы эксплуатации предприятий, на индивидуальные счёта каждому гражданину России в отдельности.

Не забывайте, вашу капитуляцию каждый гражданин будет принимать у себя дома!


Торопитесь и не упустите свой последний шанс, уроды...


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments